Заголовок карточки
Русско-турецкая война. 1877-1878
Фрагмент или часть
Высочайший манифест об объявлении войны Турции. 12 апреля 1877
Аннотация : 12 апреля 1877 года высочайшим манифестом Россия объявила войну Турции. В тот же день, после смотра войск и молебна, в котором участвовал император Александр II, русская армия перешла границу и вступила на территорию Румынии.
Автор
  • Александр II - российский император
Периоды
  • XIX в. (четвертая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
  • Турция
Наименование
  • Высочайший манифест об объявлении войны Турции. 12 апреля 1877
  • Русско-турецкая война. 1877 - 1878
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Новое время
Тема
  • военное дело
  • внешняя политика
  • общество
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Библиография: Материалы для описания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Т. 1-7. – СПб — Тифлис, 1904-1910; Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. Т. 1-9. – СПб., 1901-1913; Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. Особое прибавление. Вып. 1-6. – СПб., 1899-1911; Освобождение Болгарии от турецкого ига. Документы. Т. 1-2. – М., 1961-1964; Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-78 на Балканском п-ове, Вып. 1-97. – СПб., 1898-1912; Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-78 на Кавказско-Малоазиатском театре. Вып. 1-4. – СПб., 1903.

Беляев Н. И. Русско-турецкая война 1877-1878. – М., 1956; Генеральный штаб. Краткий исторический очерк его возникновения и развития. Т. 1, Ч. 1. – СПб., 1903; Голицын Н. С. Русская военная история. Ч. 2. – СПб, 1878; История военного искусства. – М., 1966; Корнилов А.А. Курс истории России XIX века. – М., 1993; Клиятина М.С. Внешняя политика России во второй половине XIX. – М.,1991; Куропаткин А.Н. Ловча, Плевна. – [СПБ, 1885.]; Краткий курс истории военного искусства в средние и новые века. – СПб, 1907; Опыт исследования тактики массовых армий. – СПб, 1894; Русско-турецкая война 1877-78. – СПб, 1903; Славяно-турецкая борьба 1876-1877-1878 и ее значение в истории развития Восточного вопроса. Ч. 1-2. – СПб, 1887-89.

Территория
Российская империя
Народ
русские
Персоналии
Александр II Николаевич, российский император; Александр Александрович, цесаревич, будущий император Александр III; Драгомиров, Михаил Иванович, генерал от инфантерии; Николай Николаевич (Старший), великий князь, главнокомандующий русской армии; Павел (в миру Петр Лебедев), епископ Кишиневский и Хотинский, духовный писатель
Язык оригинала
русский
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – За братьев-славян. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. / Составили капитан П. Попов и поручик Ив. Митропольский. - Москва, 1902; изобр. - Иллюстрированная хроника войны. Т.1. – СПб.: Изд. Г.Д. Гоппэ, [1877]. С. 9.
Тело статьи/биографии :

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Высочайший манифест 12-го апреля 1877 г.

Решившись прибегнуть к силе оружия, государь, горячо любивший свои войска, хотел сам лично благословить их на подвиг освобождения братьев-славян.

Еще к 1 января у румынской границы, на случай войны с Турцией, была стянута под начальством великого князя Николая Николаевича Старшего целая армия. Сюда-то 8-го апреля 1877 г., в сопровождении наследника цесаревича Александра Александровича, император и поспешил из Петербурга.

12 апреля в Кишиневе, где в то время была главная квартира великого князя главнокомандующего, был подписан государем высочайший манифест об объявлении войны Турции.

В этот же день верховный вождь сделал смотр собранным здесь войскам, прежде чем они переступили границу.

Перед смотром государь заехал в собор, где горячо молился, преклонив колена пред алтарем Всевышнего...

Войска в это время уже построились за городом на скаковом поле и сгорали нетерпением увидеть своего обожаемого монарха, услышать от него об объявлении войны и получить отеческое напутственное слово...

Пасмурная с утра погода скоро разъяснилась, радостное улыбающееся солнце освещало стройные ряды будущих героев, в глазах которых светился безграничный порыв скорее идти на защиту угнетенных братьев-славян. [С. 12]

После объезда войск, перед напутственным молебном, который должен был совершить преосвященный Павел, епископ Кишиневский и Хотинский, государь подошел к аналою и передал преосвященному манифест. Раздалась команда: „На молитву, шапки долой''. Наступила гробовая тишина, все как будто замерли... Обратясь к войскам, преосвященный Павел громко и отчетливо прочитал манифест, в котором возвещалось: ,,Всем нашим любезным верноподданным известно то живое участие, которое мы всегда принимали в судьбах угнетенного христианского населения Турции. Желание улучшить и обеспечить положение его разделял с нами и весь русский народ, ныне выражающий готовность свою на новые жертвы, для облегчения участи христиан Балканского полуострова.

Кровь и достояние наших верноподданных были всегда нам дороги: все царствование наше свидетельствует о постоянной заботливости нашей сохранить России благословление мира. Эта заботливость оставалась нам присуща и в виду печальных событий, совершившихся в Герцеговине, Боснии и Болгарии. Мы первоначально поставили себе целью достигнуть улучшения в положении восточных христиан путем мирных переговоров и соглашения с союзными и дружественными нам великими европейскими державами. Мы не переставали стремиться, в продолжение двух лет, к тому, чтобы склонить Порту к преобразованиям, которые могли бы оградить христиан Боснии, Герцеговины и Болгарии от произвола местных властей. Совершение этих преобразований всецело вытекало из прежних обязательств, торжественно принятых Портою пред лицом всей Европы. Усилия наши, поддержанные совокупными дипломатическими настояниями других правительств, не привели, к желанной цели...

Порта оставалась непреклонной в своем решительном отказе от всякого действительного обеспечения безопасности своих христианских подданных и отвергла постановления константинопольской конференции. [С. 13]

Желая испытать, для убеждения Порты, всевозможные способы соглашения, мы предложили другим кабинетам составить особый протокол, со внесением в оный самых существенных постановлений константинопольской конференции, и пригласить турецкое правительство присоединиться к этому международному акту, выражающему крайний предел наших миролюбивых настояний. Но ожидания наши не оправдались: Порта не вняла единодушному желанию христианской Европы и не присоединилась к изложенным в протоколе заключениям.

Исчерпав до конца миролюбие наше, мы вынуждены высокомерным упорством Порты приступить к действиям более решительным. Того требуют и чувство справедливости и чувство собственного нашего достоинства. Турция отказом своим поставляет нас в необходимость обратиться к силе оружия. Глубоко проникнутые убеждением в правоте нашего дела, мы, в смиренном уповании на помощь и милосердие Всевышнего, объявляем всем нашим верноподданным, что наступило время, предусмотренное в тех словах наших, на которые единодушно отозвалась вся Россия. Мы выразили намерение действовать самостоятелыю, когда мы сочтем это нужным и честь России того потребует. Ныне, призывая благословление Божие на доблестные войска наши, мы повелели им вступить в пределы Турции.

Дан в Кишиневе, апреля 12-го дня, лета от рождества Христова в 1877-е, царствования нашего в 23-е, Александр".

Во время чтения манифеста государь проливал слезы...

Перед началом молебна преосвященный сказал войскам слово и благословил иконами главнокомандующего и генерала Драгомирова — начальника 14-й пехотной дивизии, которая квартировала в Кишиневе.

Начался молебен. Хор торжественно запел: „Христос воскресе из мертвых", потом трижды — „С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог".

Минута была величественная... Кругом царила тишина. [С. 14]

Молитвенные мысли и взоры всех обращены къ Царю Царей — Господу Богу.

Когда во время молебна протодиакон произнес слова: „Преклоньше колена, Господу помолимся”, Государь сам скомандовал: „Баталионы на колена!”

Как один, все ряды склонились къ земле...

Коленопреклоненный государь, войска и народ возносили горячую молитву Богу, испрашивая благословение на святое дело защиты угнетенных...

Наконец, было провозглашено многолетие, а во время пения „спаси Господи", государь, обратясь къ брату – августейшему главнокомандующему, крепко обнял и лобызал его. Великий князь в сильном волнении благоговейно приник устами к руке обожаемого монарха...

По окончании молебна, пропустив войска церемониальным маршем, император еще раз объехал ряды и сказал войскам прощальное слово:

„До свиданья! Возвращайтесь поскорее со славой...

Поддержите честь русского оружия, и да хранит вас Всевышний!"

И раньше еще, по пути в Кишинев, осматривая войска, следовавшие к границе, государь всех отечески напутствовал ласковыми словами. Ясно было, что, призывая Бога на них, вознося молитвы к Всевышнему о ниспослании им помощи „исполнить наше святое призвание", верховный вождь земли русской болел душою за необходимость пролить дорогую кровь русского солдата. [С. 15]

<...>

Вместе с нашими войсками двинулись из Кишинева болгарские дружины, сформированные из болгарских бег-[С. 16]лецов, спасшихся от турецких зверств и гостеприимно принятых в нашем отечестве. Снаряженные и вооруженные на средства наших славянских благотворительных комитетов, они, 12 апреля представляясь на смотру государю, имели бравый вид.

Впоследствии они с достоинством сражались наряду с русскими войсками и заслужили справедливую благодарность своих соотечественников. [С. 17]

Текст приведен в соответствие с нормами современного русского языка.

документы:

изображения:

биография:

статьи: