Заголовок карточки
Великое посольство. 1697—1698. Петр I в Голландии. 1697. Отрывки из воспоминаний Я.К. Номена. Первая четверть XVIII в.
Аннотация :

В начале 1697 г. в Европу отправилось «Великое посольство» — оно посетило немецкие государства, Голландию, Англию, Австрию.

О пребывании Петра I в Голландии рассказывают «Записки» купца Я.К. Номена. Они построены по хронологическому принципу и охватывают 1697—1698 и 1716—1717 гг. Русские историки (в их числе С.М. Соловьев) признавали, что в некоторых случаях рассказ Номена — единственный источник для выяснения некоторых обстоятельств пребывания Петра в Нидерландах. По справедливому замечанию переводчика «Записок», «почти все, что он [Номен] нам дает, заслуживает название безыскусственного, достоверного рассказа».

Ниже помещены отрывки из «Записок», повествующие об интересе Петра I к корабельному делу.

Автор
  • Номен, Ян Корнелий - голландский купец
  • Петр I Алексеевич (Великий) - российский император
Периоды
  • XVII в. (четвертая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
  • Зарубежная Европа
  • Нидерланды / Голландия
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Новое время
Тема
  • наука и техника
  • внешняя политика
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Библиография: Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 1. — СПб., 1887.

Анисимов Е.В. Время Петровских реформ. — Л., 1989; Бакланова Н.А. Великое посольство за границей в 1697—98 гг. // Петр Великий. Сборник. — М.; Л., 1947; Богословский М.М. Петр I. Материалы для биографии. Т. 2. — М.: ОГИЗ, 1941; Буганов В.И. Петр Великий и его время. — М., 1989; Князьков С. Очерки из истории Петра Великого и его времени. — М., 1990; Павленко Н.И. Петр Великий. — М.: Мысль, 1990; Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом. — М., 1984.

Территория
Голландия
Народ
голландцы, русские
Персоналии
Петр I Алексеевич (Великий), российский император; Номен, Ян Корнелий, голландский купец
Язык оригинала
голландский
Язык перевода
русский
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Номен Я.К. Записки Я.К. Номена о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и 1716/17 гг. / Перевод, введение и примечания В. Кордта. — Киев, 1904; изобр. — Шубинский С.Н. Исторические очерки и рассказы. — СПб., 1911. С.32—33.
Тело статьи/биографии :

Великое посольство. 1697—1698. Петр I в Голландии. 1697. Отрывки из воспоминаний Я.К. Номена. Первая четверть XVIII в.

<…> Доктора посоветовали его царскому величеству упражнять свое тело физическим трудом, считая это хорошим средством при его болезненном состоянии, и так как кораблестроение ему очень понравилось, то он начал заниматься этим ремеслом и серьезно предался этому делу; а чтобы фундаментально изучить и знать его, он велел нанять здесь в Зандаме[1] несколько плотников. <…> [C. 17] С этими плотниками его царское величество обращался очень дружелюбно и просто. Они нередко ели и пили с ним за одним столом. Он хотел, чтобы они звали его не иначе, как Петром плотником.

Как-то раз он захотел состязаться с Арейаном Барентсом (он же и Метье), кто из них будет в состоянии выстроить быстрее корабль, работая с разным числом помощников. Его царское величество должен был руководить постройкой одного корабля, а Арейан Метье постройкою другого. С этой целью каждый из них приступил со своими рабочими к постройке корабля одинаковой величины на одной и той же верфи. Итак, началось серьезное и ревностное состязание в первенстве. Но так как Метье знал свое ремесло очень хорошо, то его царское величество не успевал за ним; а для того, чтобы все-таки честь досталась царю, собирали поздно вечером доски и другие деревянные части, изготовленные в течение дня для корабля А. Метье, и употребляли их на корабль, постройкой которого заведовал его царское величество в качестве мастера. Таким образом, те, кото-[C. 18]рые строили другой корабль, должны были заготовлять опять новые доски. В результате оказалось, что корабль Петра плотника был окончен первым. Москвитянам было завидно, и они не могли помириться с тем, что их государь так высоко ставил зандамских плотников и так просто с ними обращался. Особенно же им было досадно, что те зарабатывали гораздо больше денег, чем они, русские; но в подобных случаях они получали в ответ: «Когда вы столько же и так же хорошо будете работать, как голландцы, тогда и вы будете получать столько же денег». <…>

В 1697 году его царское величество решил предпринять большое путешествие и отправился в дорогу с большою свитою, со-[C. 19]стоявшею, между прочим, из разных князей и вельмож его государства, двух или трех послов, священников и других должностных лиц. Некоторые из них ехали в Германию и в Вену к Германскому императору, другие же в Италию и в Рим к папе (но ни один во Францию, ибо французов великий царь недолюбливал); сам же он со многими из вышеупомянутых господ отправился в Голландию и в Англию. Но в газетах не смели сообщить о том, что он самолично участвует в этом путешествии; а писалось всегда: «великое Московское посольство», или, «некоторые князья из великого посольства его царского величества» были здесь или там.[C. 20] <…>

Его царское величество купил на Высоком Зедейке [Плотина на западном берегу залива Эй, которая начинается с южной стороны Вест-Зандама], в доме вдовы Якова Омеса, разные плотничьи инструменты, которые отправил в свою скромную царскую квартиру на Кримпенбурхе. Затем он, сбросив верхнее платье, стал работать до пота. Он хотел изготовить себе ванну и сделать разные другие вещи. Его свита говорила, что они, вероятно, останутся здесь всю зиму до марта месяца, чтобы усовершенствоваться в кораблестроении и других ремеслах, надеясь одновременно познакомиться со страной а, в особенности, с этой деревней и с ее промышленностью.

Домик Петра Великого в Зандаме. Гравюра. Начало XVIII в.

Его царское величество осматривал с большим вниманием корабельные верфи и лесопильные мельницы и, между прочим, отправился на мельницу под названием De Kok (Повар), чтобы видеть, как изготовляется белая бумага. Мельницу остановили, и он спросил, зачем они, когда мельница уже почти остановилась, снова немного подняли тормоз. Получив объяснение, он ответил: «это хорошо». Он осматривал все [С. 24] очень подробно и спрашивал об устройстве отдельных частей. На этой же мельнице один из мастеров, а именно черпальщик, был занят черпанием из чана в форму той массы, из которой изготовляется белая бумага; этою работой великий князь особенно заинтересовался и просил разрешить ему сделать опыт, На это охотно согласились, и, зачерпнув, он подарил рабочему рейхсталер, несмотря на то, что у нас он не часто бывал щедрым, а напротив, показывал себя очень экономным. [C. 25] <…>

Он навестил и Марию Гитманс, бедную женщину, сын которой тоже служит в Московии плотником. В этот домик как раз зашла и Антье, жена вышеупомянутого Арейана Метье. Они выпили вместе по рюмке еневра[2]. Мария Гитманс, показывая на Антье, сказала: «ее муж тоже плотничает в Московии». Он спросил: «кто он такой?» Она объяснила ему это, и он тогда ответил: «я хорошо знаю его, потому что он строил корабль недалеко от моего корабля». Она продолжала: «разве ты тоже умеешь плотничать?» Он ответил: «да, я тоже плотник».

Ему весьма понравилась зандамская одежда; поэтому он отправил одного из своей свиты вместе с портным Ремметом в Амстердам с поручением купить материй, чтобы сшить платье его величеству по зандамскому образцу. Также и другие здешние портные шили платье ему и его свите. Между тем обо всем этом много толковали. Одни говорили: «это непременно великий царь, ведь это видно и из того, что он постоянно трясет головой и размахивает [С. 26] правой рукой». Другие говорили: «не может быть, чтобы такой великий государь жил здесь в деревне, притом еще на такой плохой улице, как Кримпенбурх, и в таком невзрачном домике», и приводили еще столько доводов, что их и перечислить нельзя. [C. 27] <…>

21-го августа он был в кофейне De drie Zvanen (Трех Лебедей). Некий шкипер, который часто плавал в Московию, стоял тут же на Дамме среди многих знатных особ и говорил: «я его отлично знаю и если только увижу, то уж скажу вашим благородиям, он ли это или нет». Затем шкипер вошел в кофейню, увидел царя, который как раз пил чай, вышел на улицу и сказал: «я знаю его отлично и ручаюсь вам жизнью, что это сам царь». [C. 28] <…>

Раз провинился его священник; говорят, что он выпил лишнее. В наказание за это великий князь приказал ему отправиться на канатный двор Ост-Индской компании и крутить там канаты. Вследствие этого он стер на руках кожу, что, конечно, причиняло сильную боль такому человеку, руки которого имели нежную кожу и не привыкли к подобной работе. Он показал своему государю свои жалкие руки, горько жаловался на боль и покорнейше просил освободить его от этой, причиняющей страдания, работы. На это последовал ответ: «не беда, ступай на работу»; итак, он должен был работать еще несколько дней, несмотря на то, что руки были повреждены.

Один князь и один вельможа его государства говорили с царем, по его мнению, слишком смело; они, как передают, [C. 41] советовали ему и уговаривали его побольше думать о своей славе и репутации. Но он за это так сильно рассердился, что велел обоих заковать в кандалы и посадил их под арест в старый Герен-ложемент в Амстердаме, решив отрубить им головы; но бургомистры Амстердама объяснили ему, что в нашем государстве этого сделать нельзя. Они приводили разные доводы, стараясь отговорить его от исполнения этого жестокого намерения, и убеждали его освободить вышеупомянутых князя и вельможу. Однако они достигли лишь того, что он повелел одному отправиться в Ост-Индию, а другому в Суринам, и, говорят, это, в самом деле, было исполнено. Кажется, у этого государя очень суровый нрав; впрочем, и лицо у него весьма суровое.

Один правдивый шкипер из Акерслота, предпринимавший в течение многих лет плавания в Московию, рассказывал здесь в Зандаме, что он сам видел в Московии, как его царское величество собственноручно отрубил топором на плахе голову одному человеку. [C. 42]

<…> Между тем, на дороге, по которой шел царь, собралось много народа. Его царское величество — человек высокого роста, статный, крепкого телосложения, подвижной, ловкий; лицо у него круглое, со строгим выражением, брови темные, волосы короткие, кудрявые и темноватые. На нем был надет саржевый инноцент, т. е. кафтан, красная рубашка и войлочная шляпа. Он шел быстро, размахивая руками, и в каждой из них держал по новому топорищу. Таким видели его тысячи людей, а также — моя жена и дочь. [C. 44]


Номен Я.К. Записки Я.К. Номена о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и 1716/17 гг. / Перевод, введение и примечания В. Кордта. — Киев, 1904.


 

[1] Зандам — Саардам (Заандам)

[2] Jenever — водка, настоянная на ягодах можжевельника.

документы:

статьи:

изображения:

биография: