Заголовок карточки
Попытка Л.А. Тихомирова выйти из Исполнительного комитета «Народной Воли» в середине сентября 1880 г. Извлечение из воспоминаниий А.П. Прибылевой-Корбы. Публикация Ю.А. Пелевина
Аннотация : Мы предлагаем вниманию посетителей сайта воспоминания известной народоволки, члена Исполнительного комитета «Народной воли» Анны Павловны Прибылевой-Корбы о Льве Александровиче Тихомирове. Воспоминания были опубликованы Ю.А. Пелевиным в 1979 г. в «Вестнике Московского университета». В электронном варианте публикации расширены вводная статья и комментарии.
Автор
  • Желябов, Андрей Иванович - революционер, народник
  • Михайлов, Александр Дмитриевич - революционер, народник
  • Пелевин, Юрий Александрович - историк
  • Прибылева-Корба, Анна Павловна - революционерка, народоволка
  • Сергеева (Тихомирова), Екатерина Дмитриевна - революционерка, народница
  • Стефанович, Яков Васильевич - революционер
  • Тихомиров, Лев Александрович - революционер, народник, публицист, философ
Периоды
  • XIX в. (четвертая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
Наименование
  • Народная воля – революционная народническая организация
  • Народничество революционное
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Новое время
Тип исторического источника
  • Письменный источник
  • Изобразительный источник
Тема
  • внутренняя политика
Образовательный уровень
  • углубленное изучение
Библиография:

Дневник Л.А. Тихомирова. 1915—1917 гг. — М., 2008; Тихомиров Л.А. Андрей Иванович Желябов и Софья Львовна Перовская (Биографические очерки). — Ростов-на-Дону, [1907]; Тихомиров Л.А. В подполье. Очерки из жизни русских революционеров 70—80-х гг. — СПб., 1907; Тихомиров Л.А. Единоличная власть как принцип государственного строения. — Нью-Йорк, 1943; Тихомиров Л.А. Заговорщики и полиция. — М., 1930; Тихомиров Л.А. Критика демократии. — М., 1997; Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. — СПб., 1993; Тихомиров Л.А. Начала и концы. — М., 1890; Тихомиров Л.А. Несколько мыслей о развитии и разветвлении революционных направлений // Каторга и ссылка. 1926. № 3; Тихомиров Л.А. Плеханов и его друзья. Из личных воспоминаний. — Л., 1925; Тихомиров Л.А. Почему я перестал быть революционером. — М., 1895; Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. — М., 1997; Тихомиров Л.А. Эмиграция 80-х гг. // Красный архив. 1928. № 4.

Булычев Ю. Сверяясь с Россией: О жизни и творчестве русского философа Л.А. Тихомирова // Москва. 1992. № 2/4; Бурин С.Н. Судьбы безвестные: С. Нечаев, Л. Тихомиров, В. Засулич. — М., 1994; Кан Г.С. «Народная воля»: идеология и лидеры. — М., 1997; Костылев В.Н. Выбор Л. Тихомирова // Вопросы истории. 1992. № 6—7; Костылев В.Н. Ренегатство Л.А. Тихомирова и русское общество в конце 80-х — начале 90-х гг. XIX в. // Проблемы истории СССР. — М., 1980. Вып. 11; Лавров П.Л. Письмо товарищам в России по поводу брошюры Л.А. Тихомирова. — Женева, 1888; Милевский О.А. К вопросу о причинах отхода Л. Тихомирова от революционного движения. — Томск, 1995; Плеханов Г.В. Новый защитник самодержавия, или Горе г. Л. Тихомирова // Соч.: В 3 т. — М.; Л., 1928; Ремнев А.В. Крестный путь Л. Тихомирова // Исторический ежегодник. Спец. выпуск. Обществ. движение в Сибири в начале ХХ в. — Омск, 1997; Серебряков Э.А. Открытое письмо Л. Тихомирову. — Женева, 1888; Шерстюк М.В. Одиночество Л. Тихомирова // Россия XXI. 2002. № 2; Tidmarsh K. Lev Tikhomirov and a Crisis in Russian Radicalism // Russian Review. 1961. № 1. Vol. 20; Wada H. Lev Tikhomirov: His Thought in his years, 1913—1923. Tokyo, 1987.

Территория
Российская империя
Народ
русский
Персоналии
Михайлов, Александр Дмитриевич, революционер, народник; Тихомиров, Лев Александрович, революционер, народник, публицист, философ; Желябов, Андрей Иванович, революционер, народник; Александр II, российский император; Стефанович, Яков Васильевич, революционер; Прибылева-Корба, Анна Павловна, революционерка, народоволка; Сергеева (Тихомирова), Екатерина Дмитриевна, революционерка, народница
Язык оригинала
русский
Источники
Текст — Пелевин Ю.А. Новые материалы о народовольцах А.Д. Михайлове, А.П. Прибылевой-Корбе и Л.А. Тихомирове // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 1979. С. 73—75. Изобр. — Волк С.С. Народная воля. 1879—1882. — М.; Л.: Наука, 1966. Вклейка
Тело статьи/биографии :

Публикуемые воспоминания являются извлечением из большой статьи известной народоволки А. П. Корбы «Я. В. Стефанович и его „Дневник карийца“». Статья предназначалась для журнала «Былое», но не была там помещена, так как автографическую рукопись статьи конфисковала полиция, видимо, в один из обысков редакции в ночь с 1 на 2 апреля[i] или в ноябре 1907 г.[ii] Рукопись попала в отдел Вещественных доказательств, в фонде которого находится и сейчас[iii].

В своей статье А. П. Корба, отбывавшая каторгу на Карийских рудниках, критикует книгу Я. В. Стефановича о карийской тюрьме[iv]. Начав статью с воспоминаний о революционной деятельности Я. В. Стефановича в 1870-х годах, А. П. Корба утверждает, что с момента основания «Народной воли» он был ее противником и что его вступление в Исполнительный комитет «Народной воли» «было не искреннее, а искусно придумано для того, чтобы... совместно со своими друзьями овладеть им и[v] изменить его направление»[vi]. В связи с этим, по мнению А. П. Корбы, «Дневник карийца» превратился в «политический памфлет против народовольчества и народовольцев»[vii]. Весь спор с Я. В. Стефановичем А. П. Корба ведет в крайне резких выражениях[viii].

В статье много интересного о каторжных условиях на Каре, о лицах, отбывавших там заключение в 1880—1890-х годах, о «карийской трагедии» 1889 г., когда в знак протеста против грубого отношения тюремной охраны 18 политических заключенных приняли яд — 6 из них умерли[ix].

Особенно нужно отметить страницы воспоминаний, о члене ИК, народоволке М. Н. Оловенниковой, которую А. П. Корба близко знала. А. П. Корба сообщает важные сведения о предсмертных днях М. Н. Оловенниковой в Париже в 1898 г.[x]

В публикуемом отрывке, посвященном только народовольческой деятельности Л. А. Тихомирова, А. П. Корба рассказывает о малоизвестных фактах, свидетельствующих о том, что желание отойти от революционной деятельности возникло у Л. А. Тихомирова не в последние годы его политической эмиграции во Франции, в период написания брошюры «Почему я перестал быть революционером?»[xi], а намного раньше — в Петербурге летом 1880 г.[xii], когда Л. А. Тихомиров заявил на одном из заседаний ИК «Народной воли» о своем намерении выйти из революционной организации. Товарищи по комитету отнеслись к нему доброжелательно и с вниманием. А. Д. Михайлов и А. И. Желябов постарались его приободрить. На этом же заседании Л. А. Тихомирову единогласно был дан «временный отпуск для поправления здоровья». По уставу Исполнительного комитета, «об условиях выхода из него не могло быть и речи»[xiii]. Члены ИК «Народной воли» продолжали верить в Л. А. Тихомирова и ценить его как старого и опытного революционера.

Решающую роль в этой истории сыграл А. Д. Михайлов, именно ему удалось в критический момент удержать в «Народной воле» Л. А. Тихомирова, своего друга и единомышленника. Все руководство Исполнительным комитетом этого времени зиждилось на их тесном сотрудничестве. М. Ф. Фроленко по этому поводу отмечал в своих мемуарах: «В таких случаях Тихомирова всегда надо рисовать рядом с Александром Михайловым. В первое время они составляли настолько одно целое, что для незнающего их хорошо человека трудно было даже определить, где начинается один и кончался другой, — так дружно и согласно они проводили свои положения, свои начинания, так хорошо спевались заранее. Обыкновенно Александр Михайлов, как знающий хорошо положение вещей и обладающий недюжинным практическим умом, являлся с тем или другим предложением. Тихомиров, заранее обсудив это дело с Ал. Михайловым, выступал тогда на собраниях при обсуждениях теоретическим истолкователем этих предложений и своей логикой способствовал почти всегда тому, что предложение проходило»[xiv].

Арестованный через несколько месяцев после заседания Комитета, на котором решался вопрос о Л. А. Тихомирове, А. Д. Михайлов, в тюремном письме к А. П. Прибылевой-Корбе говорил о своей любви к близкому товарищу и просил прощения за то, что часто упрекал его в бездействии. «Особенно жарко целую Старика [Л. А. Тихомирова]. Считаю его своим лучшим другом из ныне живущих. <…> Пусть простит мне неприятности, которые я причинил ему. Пусть всегда знает, что они исходили из чистейших побуждений. Мне досадно было видеть, что он недостаточно оживлен, как того бы требовало дело. Поэтому я и делал ему сцены. Теперь горько раскаиваюсь»[xv].

Но Лев Тихомиров, видимо, к этому времени уже потерял безоглядную уверенность в правоте своего дела, так необходимую революционеру.

В московский период ИК «Народной воли», когда крупные руководители партии были арестованы, Л. А. Тихомиров поставил вопрос о том, чтобы ИК «Народной воли» сложил свои полномочия и передал бы руководство новому центру, избранному на общем съезде народовольцев. Предложение Л. А. Тихомирова было сразу же отвергнуто. Его план привел бы к ослаблению организации, к фактическому развалу боевой партии «Народная воля». В период жесточайших политических гонений и полицейских репрессий 1870—1880-х годов в России была действенна только революционная организация типа старой «Народной воли», основанной на строжайшей централизации, дисциплине и конспирации.

Тексты документов печатаются по современной орфографии и пунктуации. Все даты даются по старому стилю. Сокращения раскрываются в квадратных скобках. В подстрочных примечаниях оговариваются исправления, принадлежащие самому тексту.

В примечаниях в конце текстов обосновывается датировка документов, а также приводится комментарий, необходимый по содержанию.





[i] РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства). Ф. 1696 (фонд В.Я. Богучарского). Оп. 1. Д. 39. Л. 42. Богучарский В.Я. Дневник 1906—1908 гг. Автограф.

[ii] Из истории «Былого» // Былое. 1917. № 1 (23). С. 10.

[iii] ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. 1167 (фонд Вещественных доказательств, изъятых Жандармским управлением при обысках). Оп. 1. д. 2419. Лл. 27—29.

[iv] См.: Стефанович Я.В. Дневник карийца. — Б. м.: Новый мир, 1906.

[v] Далее зачеркнуто — направить.

[vi] ГАРФ. Ф. 1167. Оп. 1. Д. 2419. Л. 7.

[vii] Там же. Л. 20.

[viii] Такой же резкой критике А. П. Прибылева-Корба подвергла Я. В. Стефановича в опубликованных статьях «В ответ Л. Г. Дейчу» и «Мнимое письмо Исполнительного комитета „Народной воли“» (Прибылева-Корба А.П. «Народная воля». Воспоминания о 1870—1880-х гг. — М., 1926. С. 204—220.).

[ix] ГАРФ. Ф. 1167. Оп. 1. Д. 2419. Лл. 10—11.

[x] Там же. Лл. 7—8.

[xi] Тихомиров Л.А. Почему я перестал быть революционером? — Paris, 1888.

[xii] А. П. Корба в своей другой неопубликованной статье «По поводу книги Д. Кузьмина», написанной 7 октября 1929 г., уточняет эту дату — «середина сентября 1880 года» (РГАЛИ, ф. 1185 [фонд В. Н. Фигнер], оп. 1, д. 675, л. 98 об.). О. С. Любатович относит это желание Л. А. Тихомирова к еще более раннему времени. Она утверждает, что после взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г. Л. А. Тихомиров «мало-помалу стал отстраняться от дел организации» (Любатович О.С. Далекое и недавнее. — М., 1930, С. 79.).

[xiii] Морозов Н.А. Повести моей жизни. Мемуары. Т. II. — М., 1962. С. 422.

[xiv] Фроленко М.Ф. Собр. соч. Т. II. — М., 1932. С. 48—49.

[xv] Пелевин Ю.А. Новые материалы о народовольцах А.Д. Михайлове, А.П. Прибылевой-Корбе и Л.А. Тихомирове // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 1979. С. 71.

Воспоминания А. П. Корбы о Л. А. Тихомирове

Автограф, не ранее 30 мая 1906 г. — не позднее конца 1907 г.[1]

Летом 1879 года[а] он [Л. А. Тихомиров] участвовал в Липецком и Воронежском съездах, умело и талантливо отстаивал право террористов образовать новую партию, работал затем без устали над развитием «Народной воли», которой вплоть до середины 1880 года были посвящены все его силы. Таким образом, Тих[омиров] около двух с половиною лет являлся одним из руководителей революционного движения[б], находясь так сказ[ать] под непрерывным огнем правит[ельственных] преследований и это тотчас после долгого и тяжелого заключения[2]. Летом 1880 года действительно силы его надломились. У него довольно резко проявилась шпиономания. Около этого времени однажды Александр Михайлов случайно увидел Тихомирова на улице где-то в центре Петербурга. Тихомиров[в] покинул свою квартиру и блуждал в течение нескольких часов по улицам, не зная, как уйти от шпионов. Измученный и обессиленный, он был близок к отчаянию. А. Михайлов подхватил его и после тщательной очистки привел к себе на квартиру. Долго Тихом[иров] не мог оправиться от пароксизма малодушия, овладевшего им; и это скоро стало заметно для всех. Сам он страдал в это время какой-то меланхолией и страшным душевным разладом.

Вскоре после своего бегства с квартиры, в одном из заседаний Комитета[3], он сказал, что имеет сделать заявление, и когда получил слово, то попросил товарищей[г], чтобы ему дали полную отпускную и разрешили ему вернуться к частной жизни. Говорил он с трудом, еле выдавливая из себя слова. Сцена была в высшей степени мучительна. Первым отвечал ему А. Михайлов. Сдерживая негодование, он напомнил Тихом[ирову] обещание, которое давали члены Комитета, вступая в его ряды, никогда не покидать его; сказал, что то, что испытывает теперь он, Тихомиров, это — малодушие, вызванное, м[ожет] б[ыть], недавними неудачами с предприятием под Каменным мостом[4], убеждал «Старика» (народовольческая кличка Тихомирова[д]) побороть [С. 73] свои чувства и снова завоевать уважение и любовь товарищей, которые теперь поколеблены. Если нужно, А. Михайлов предлагал временный отпуск для поправления здоровья Тихомирова. Желябов высказал сожаление товарищей по поводу того, что один из самых выдающихся членов Комитета чувствует себя плохо и расстроен[е], может быть, даже духом; но все убеждены в том, что оправившись физически, он вернется к своим обязанностям с новой энергией и новыми силами. Нечего говорить, что отъезд Тихомирова был решен единодушно. Он ответил, что очень ценит слова дружбы и одобрения, которые только что слышал, но что он боится, что Комитет в нем ошибается и переоценивает его. Когда кто-то указал на его труды и услуги[ж], оказанные револю[ционному] делу, он сказал, что это было раньше, но что теперь он чувствует себя бессильным.

Его отсутствие из Петербурга продолжалось около двух месяцев. Он вернулся, поздоровевши и несколько ободрившись, но от дел держался по возможности далеко. Это отчасти объяснялось тем обстоятельством, что у него в то время появилась[з] семья[5]. Пока он был одинок, он существовал на средства партии, которой принадлежало все его время и весь его труд, но когда на свет появился ребенок[6], Тихомир[ов] задумывался над средствами для содержания семьи. Он останавливался на решении добывать средства литературной работой. Но для нее требовалось[и] много свободного времени и полное спокойствие духа, и Тихомиров не отдавался делам партии с прежним рвением. Лишь ожидание развязки ближайшей задачи «Народной воли», дела подкопа на Малой Садовой[7], заставило его значительно оживиться. В начале февраля он один из первых поднял вопрос о принятии новых членов Комитета ввиду арестов, которые[к] неизбежно произойдут. И тогда были приняты Тригони, Суханов, Грачевский и, кажется, еще кое-кто[8]. 1 марта 1881 года сильно всколыхнуло его, и[л] под влиянием этого оживления им написано письмо к Александру III[9].

Вскоре он опять уехал с семьей в провинцию и более в Петербург не возвращался. После путешествия на юг России он поселился в Москве, где прожил до арестов Богдановича, Стефановича и многих других; тогда он переехал в Париж и поселился там в качестве эмигранта.

В Москве ввиду опустошений, которые аресты произвели в рядах народовольцев, Тихомиров опять стал[м] играть видную роль в Комитете, и можно сказать, наравне с некоторыми другими членами[10] стоял[н] во главе его. В мае на одном из комитетских заседаний Тихомиров горячо доказывал, что Комитет в настоящем своем составе слишком слаб, чтоб направлять революционное движение в России. Содержание его речи было приблизительно такое: никакие паллиативные меры возродить Комитет не могут[о]. Я предлагаю полное[п] изменение партийной организации. Я предлагаю созвать общий съезд народовольцев [С. 74] и на нем заявить, что Исполнительный комитет, обессиленный арестами, слагает с себя руководство партийными делами. Съезд создаст новую организацию партии и выработает ближайшую тактику ее. В этом решительном плане я вижу единственное средство упрочить дальнейшую судьбу партии «Н[ародной] в[оли]». Проект Тихомирова не имел успеха. Большинство высказалось против него, мотивируя свое несогласие[р] множеством соображений, из которых, может быть, главнейшие состояли в том, что подобное заявление со стороны Комитета произведет угнетающее впечатление на революционную среду, и наоборот придало бы много бодрости и самоуверенности правительству; что момент для созыва съезда слишком опасный[с] и что между наличными революционными силами России в данное время все равно не найдутся лица, равные по величине только что сошедшим со сцены.





[а] «1879 года» — вписано сверху.

[б] Далее зачеркнуто — «оста».

[в] «Тихомиров» — вписано сверху над зачеркнутым словом — «последний».

[г] Исправлено, было — «Комитет».

[д] «Народовольческая кличка Тихомирова» — вписано сверху.

[е] «Расстроен» — вписано сверху.

[ж] Исправлено, было — «заслуги».

[з] «Появилась» — вписано сверху, перед этим зачеркнуто — «у него была уже».

[и] Далее зачеркнуто — «большой запас».

[к] Далее зачеркнуто — «будет».

[л] Далее зачеркнуто — «только».

[м] «Стал» — вписано сверху, перед этим зачеркнуто — «начал стал».

[н] «Наравне с некоторыми другими членами стоял» — вписано сверху, перед этим зачеркнуто — «стояли».

[о] Исправлено, было — «помогут».

[п] Исправлено, было — «полную», далее зачеркнуто — «ре».

[р] Исправлено, было — «были».

[с] Далее зачеркнуто — «а».



[1] Воспоминания А. П. Корбы были написаны не ранее 30 мая 1906 г. и не позднее конца 1907 г. Нам известно датируемое 30 мая 1906 г. письмо А. П. Корбы к одному из редакторов «Былого» В. Л. Бурцеву, в котором А. П. Корба спрашивает его: «Если я напишу небольшую критическую статью по поводу Стефановича, то можете ли Вы ее принять или нет?» (Государственный литературный музей. Ф. 2 [фонд В.Я. Богучарского]. Оп. 1. Д. 578. Л. 2. Письмо А.П. Корбы В.Л. Бурцеву 30 мая 1906 г. Автограф). А в конце 1907 г. воспоминания А. П. Корбы, как мы указывали в водной статье, были уже отобраны полицией при обыске в редакции «Былого».

[2] Л. А. Тихомиров был арестован в ноябре 1873 г. и более 4-х лет провел в Петропавловской крепости и в Доме предварительного заключения. В 1877 г. проходил по «Процессу 193-х» народников-пропагандистов и был освобожден с зачетом срока заключения. Как пишет сам Л. А. Тихомиров: «Просидел я в тюрьме 4 года 3 месяца и 6 дней» (Тихомиров Л. Воспоминания / Пред. В.И. Невского. Вступ. статья В.Н. Фигнер. — М.; Л., 1927. С. 112.).

[3] Об этом заседании ИК есть некоторые сведения в других воспоминаниях А. П. Корбы: Автобиография // Автобиографии революционных деятелей русского социалистического движения 70-х и первой половины 80-х годов. Энциклопедический словарь «Гранат». Изд. 7-е. Т. 40. — М., б. г. Стб. 386; Памяти А.Д. Михайлова // Народовольцы. Сб. № 3. — М., 1931. С. 25—26; РГАЛИ. Ф. 1185 (фонд В.Н. Фигнер). Оп. 1. Д. 675. Л. 68 об. — 99 об. По поводу книги Д. Кузьмина, автограф.

[4] Одно из неудачных покушений ИК «Народной воли» на Александра II летом 1880 г.

[5] В это время Л. А. Тихомиров состоял в гражданском браке с Екатериной Дмитриевной Сергеевой, бывшей, как и он, членом Исполнительного комитета. В 1881 г., незадолго до 1 марта, они венчались в полковой церкви на Царицыном Лугу, хотя и под чужими именами. Шаферами на ней выступали Н. К. Михайловский, А. И. Желябов, М. Р. Ланганс и А. И. Иванчин-Писарев (Михайловский Н.К. Полн. собр. соч. Т. X. — СПб., 1913. С. 56.).

[6] В. Н. Фигнер свидетельствует, что с тех пор как у супругов Тихомировых родился ребенок, Екатерина Дмитриевна «реже и реже появлялась на общих собраниях и не несла никакой общественной работы; этим она, как бы молчаливо, вышла из Комитета, но с внешней стороны не было видно влияния этого на Тихомирова» (Фигнер В.Н. Лев Тихомиров. По поводу записок Тихомирова // Фигнер В.Н. Полн. собр. соч. Т. V. — М., 1929. С. 283.).

[7] Народовольцы готовили очередное покушение на Александра II с помощью мины, заложенной в подкоп из сырной лавки на Малой Садовой улице.

[8] С. С. Златопольский и П. А. Теллалов.

[9] После убийства Александра II 1 марта 1881 г. Л. А. Тихомиров написал прокламацию в форме открытого письма Александру III с требованием демократических преобразований страны.

[10] В. Н. Фигнер, М. Н. Оловенникова, М. Ф. Грачевский, П. А. Теллалов, С. С. Златопольский, Ю. Н. Богданович, А. П. Прибылева-Корба.

Вид исторического источника
  • Документ личного происхождения

документы:

статьи:

изображения:

биография: