Иконостас Троицкого собора Ипатьевского монастыря в Костроме
Кострома, Россия
Периоды
  • XVII в. (третья четверть)
  • XVII в. (четвертая четверть)
  • XVIII в. (вторая четверть)
  • XVIII в. (первая четверть)
  • XVIII в. (третья четверть)
  • XVIII в. (четвертая четверть)
География
  • Россия
Наименование
  • Иконостас Троицкого собора Ипатьевского монастыря в Костроме. Вторая половина XVII — вторая половина XVIII
Вид искусства
  • иконопись
Образовательный уровень
  • основная школа
  • самообразование
Библиография : Брюсова В.Г. Ипатьевский монастырь. — М.: Искусство, 1981; Лукомские Г. и В. Кострома. — СПб., 1913; Баженов И. Костромской Ипатьевский монастырь. — Кострома. 1909; Разумовская И.М. Кострома. — Л.: Художник РСФСР, 1989; Бусева-Давыдова И.Л. Декор русской архитектуры XVII в. и проблема стиля // Архитектурное наследство. Вып. 38. Проблемы стиля и метода в русской архитектуре / Российская Академия архитектуры и строительных наук. НИИ теории архитектуры и градостроительства; Под ред. Н.Ф. Гуляницкого. — М.: Стройиздат, 1995; Попадюк С.С. Общность развития декоративных форм в русской и польской архитектуре XVI—XVII вв.// Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. — М., 1976.
Персоналии
Борис Годунов, Романовы
Тело статьи/биографии :

Иконостас Троицкого собора воплощает в себе многовековую историю строительства Ипатьевского монастыря и судьбы его ктиторов. Первый каменный собор Ипатьевского монастыря был выстроен в 1595—1596 годах на средства бояр Годуновых. Иконостас годуновского времени, представление о котором дает монастырская опись 1612 года, был своего рода хранилищем их иконных вкладов. Под чиновыми иконами располагалось три полицы с пядничными иконами «годуновского деянья». Всего иконостас состоял из четырех ярусов: местного ряда, деисусного, в котором находилось тринадцать икон «18 пядей высотою», праздничного (шестнадцать икон) и пророческого (тринадцать икон) ярусов. В 1591 году Дмитрий Иванович Годунов «обложил серебром», то есть басмой, «деисус, праздники и пророки». Упомянуты и царские врата: «...двери царские кованые и сень и столбы резаны о троих столбцах и навожены золотом».

Часть вкладных годуновских икон находятся теперь в Костромском музее-заповеднике, куда они поступили из ризницы Ипатьевского монастыря; некоторые из них попали в Третьяковскую галерею, Исторический музей, Оружейную палату Московского Кремля и другие музеи. В Третьяковской галерее находится местная икона «Троица»: она была написана в 1586 году, а в 1600 году к ней прибавили четыре створки с изображением Троицы в деяниях, где сцены из истории Авраама и Лота приобрели бытовой характер с изображением боярского двора и русского застолья.

В соборе Ипатьевского монастыря сохранилась икона «Дмитрий Солунский», вложенная в 1586 году Дмитрием Ивановичем Годуновым.

Вкладная книга отмечает, что в 1586 году Иван Васильевич Годунов дал 62 образа в окладе; в 1588 году Дмитрий Иванович Годунов вложил «85 образов окладных, а у них 48 золотых, да осмь серебряных»; в 1598 году Иван Васильевич Годунов подарил 6 образов деисуса и 3 образа Богоматери в серебряных чеканных окладах со сканью, обнизанными жемчугом венцами.

После призвания в 1613 году на царский престол малолетнего Михаила Федоровича, который пребывал в Ипатьевском монастыре вместе со своей матерью инокиней Марфой, история родовой обители Годуновых тесно переплелась с историей царствующего дома Романовых, которые стали щедрыми покровителями Ипатьевской обители. Однако взрыв, разрушивший в 1649 году Троицкий собор, мало что оставил от вкладных икон предшествующего времени. Вновь выстроенный собор значительно превосходил по размерам погибшую церковь. Иконостас, поставленныйк освящению нового храма в 1652 году, также был намного больше прежнего. Иконы для него писали лучшие костромские мастера во главе с Василием Ильиным. Ими были исполнены три верхних ряда: праотеческий, пророческий и деисус. Самому Василию Ильину принадлежат, видимо, деисусные иконы Богоматери, архангелов Михаила и Гавриила, а также апостолов Петра и Павла (Брюсова В.Г. Ипатьевский монастырь. — М.: Искусство, 1981. С. 55.). В местном, нижнем ряду помещались вкладные иконы разного времени, частью из старого храма.

Первоначально иконостас был тябловым: ряды с иконами держались на горизонтальных деревянных балках с пазами. По лицевой стороне их расписывали орнаментом. Иконы были покрыты басменными окладами XVI века, вероятно, снятыми с годуновских икон.

По позднему письменному свидетельству можно судить о составе троицкого иконостаса в XVII веке: «Над царскими дверьми в деисусе 19 образов... В другом поясу господских праздников 21 образ, в третьем поясу вначале образ Знамение пресвятой богородицы, по обе стороны пророк 21 образов, а в четвертом поясу вначале Отечество, а по обе стороны праотцев 20 образов, а в четвертом поясу вначале Отечество, а по обе стороны праотцев 20 образов, писаны все на золоте. Меж образов столбцы веревчатые и по столбцам репьи писаны сусальным золотом и серебром, тябля писаны по золоту красками». (Переписная книга церковной утвари Костромского Троицкого Ипатьевского монастыря. 1701 г.).

Этот иконостас просуществовал до 1756 года, когда был заменен новым, каркасным иконостасом со столбиками. Сохранился контракт с костромскими резчиками Макаром Быковым и Петром Золотаревым из посада Большие Соли. Заказчик представил мастерам готовый проект, согласно которому в рядах предполагалось установить меньшее число икон, так как, по всей видимости, столбики между иконами занимали значительное место в общей площади иконостаса. Предполагалось в навершии «над праотеческим рядом на середины сделать клеймо, в нем крест и распятие и по сторонам образы Богоматери и святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, резные ж как в том рисунке показано». По монастырской легенде, распятие на верху иконостаса делали петербургские резчики по вкладу императрицы Елизаветы Петровны. Судя по контракту, это не так. Деньги мастера получили за все сполна.

В иконостасе 1756 года праздничный ряд был заменен и перемещен под деисус, чтобы его было лучше видно, но это является отклонением от канонической церковной традиции. Местный чин также претерпел значительные изменения. В него были привнесены новые образы, например, икона «Казанской Богоматери», вторая слева от царских врат.

Иконостас Троицкого собора выполнен в технике флемской резьбы, которая была чрезвычайно распространена в русском иконостасном деле XVII—XVIII столетий. Рельефная резьба украшает не только царские врата, но также карнизы и волюты. Основной ее орнаментальный мотив — виноградные лозы и гроздья, листья и завитки аканта. Ее резные детали покрыты тончайшими листами сусального золота и иллюминированы оранжевым фоном, что усиливает сходство фигурной резьбы с произведениями художественного литья.

Некоторые исследователи, в частности И. Н. Соболев, связывают появление в России нового, флемского вида резьбы по дереву с расширением связей Русского государства с европейскими странами. Само ее название, вероятно, происходит от немецкого слова flamisch — «фламандский». Подобная техника практиковалась в католических монастырях Фландрии, откуда монастырскими резчиками, посылаемыми для украшения костелов своего ордена, была занесена в Польшу. Здесь она оказала влияние на украинскую и белорусскую резьбу и таким образом дошла до Руси.

Фигурная флемская резьба обладает высоким рельефом, что придает произведению ярко выраженный объем. В православной церкви круглая скульптура была запрещена, и подобная резьба отчасти ее заменила: по существу, она стала скульптурой с ограниченным диапазоном изображений. Объемные грозди груш, яблок, гранатов, виноградные листья, розы, подсолнухи, раковины, кубки, акант — все эти плоды и предметы прочно вошли в практику русских резчиков, работавших над иконостасами.

Таким иконостас Троицкого собора дошел до нашего времени. Для него характерны многие типические черты барочного стиля середины XVIII века.

К 300-летнему юбилею дома Романовых в 1912—1913 годах иконостас поновляла московская иконописная артель Дикарева и Чирикова. Они убрали потемневшую олифу, «подправили» живопись, а некоторые иконы, пришедшие в ветхость, заменили на новые.

Реставрационные работы последних тридцати лет позволили уточнить состав иконостаса и датировку отдельных икон. В настоящее время в его составе насчитывается 43 иконы середины XVII века, 25 икон относят к 1757 году, а две — к 1912-му. Утрачены медальоны царских врат, иконы над северными и южными дверьми иконостаса, а также изображения на сени царских врат.


Пелевин Ю. А.