Репин, Илья Ефимович. Протодиакон. 1877. ГТГ
Холст, масло. 124 х 96
Государственная Третьяковская галерея, Москва. Инв. № 712
Периоды
  • XIX в. (четвертая четверть)
География
  • Россия
Вид искусства
  • живопись
Жанр
  • портрет
  • историческая композиция
Эпоха, стиль, направление
  • реализм
Образовательный уровень
  • основная школа
  • самообразование
Библиография : Репин И.Е. Далекое – близкое. – М., 1964; Репин И.Е. Статьи и материалы. Т. 1—2. – М.; Л., 1948—1949 («Художественное наследство...»); Новое о Репине. – Л., 1968; Репин И. Е. и Толстой Л. Н. Переписка в 2-х томах. – М.; Л., 1949; Репин И. Е. и Крамской И. Н. Переписка. – М.; Л., 1949; Репин И. Е. и Крамской И. Н. Переписка. – М.; Л., 1949; Репин И. Е. и Стасов В. В. Переписка в 3-х тт. – М.; Л., 1948-1950; Возвращение не состоялось...(из переписки с И.Е. Репиным) // Сов. архивы. 1991. N 3; Илья Ефимович Репин. Альбом / Автор текста и составитель альбома Н.Д. Моргунова-Рудницкая. – М.: Искусство, 1970; И. Репин. Живопись. Графика: Альбом. Л., 1985; И. Е. Репин. 1844-1930: К 150-летию со дня рождения: Каталог выставки. М., 1994; Аленов М.А., Евангулова О.С., Лившиц Л.И. Русское искусство XI – начала XX века. – М.: Искусство, 1989; Бенуа А.Н. История русского искусства в XIX веке / Сост., вступ. статья и коммент. В.М. Володарского. – М.: Республика, 1995; Верещагина А.Г. Художник. Время. История. Очерки русской исторической живописи XVIII – начала XX века. – М.: Искусство, 1973; Грабарь И.Э. Репин. В 2 тт. – М., 1963-1964; Ельшевская Г. В. Илья Репин. М., 1996; Лясковская О. И. Е. Репин. 2-е изд. – М., 1962; Очерки по истории русского портрета второй половины XIX века / Под ред. Н. Г. Машковцева. – М., 1963; Ракова М. М. Русская историческая живопись середины девятнадцатого века. М.: Искусство, 1979; Рогинская Ф.С. Передвижники. Товарищество передвижных художественных выставок. Альбом. – М.: Арт-Родник. 1997; Стернин Г.Ю. Илья Ефимович Репин. – Л., 1985; Федоров-Давыдов А. А. И. Е. Репин. М.: Искусство, 1989; Чуковский К. И. И. Репин. – М., 1983.
Место создания
Санкт-Петербург, Россия
Размер
124 х 96
Источники
Федоров-Давыдов А. А. И. Е. Репин. М.: Искусство, 1989. С. 30—31
Тело статьи/биографии :

Портрет чугуевского протодиакона Ивана Уланова первоначально был задуман как этюд для образа дьякона в картине «Крестный ход в дубовом лесу». В процессе работы он приобрел значение не только самостоятельного портрета, но и картинного образа. В отличие от портретов-типов крестьян портрет протодиакона воплотился в монументальном образе, эта его монументальность определялась в конечном счете значительностью и богатством раскрытого в нем художником содержания, потребовавшего соответственно значительной формы. Репин берет размер более натуры и, в отличие от сравнительной простоты композиционного решения крестьянских портретов, дает сложный, основанный на контрапосте разворот фигуры. Композиционная подача фигуры в целом и здесь служит раскрытию содержания образа, его психологии, которые в данном портрете противоречивее и сложнее.

В передаче мощного торса, больших сильных рук, пышущего жаром старческого лица в венце седых волос, с взлетающими вверх черными бровями, с пронзительными хищными глазами Репин утверждает силу жизни, выразительность человеческой плоти. Его, «язычника», именно эта чувственность жизни, богатырская мощь и пленили в И. Уланове…. Содержание картины оказалось, однако, богаче и сложнее. Недаром Мусоргский сравнивал репинского «Протодиакона» со своим и пушкинским Варлаамом. В «Протодиаконе» перед нами большой сложный образ ложно направленной, искаженной социальными условиями жизненной силы. Обреченная на духовное лицемерие и грубое насилие, она сама является порабощенной, изуродованной. Критика здесь служит одновременно и утверждению положительного идеала, передаче восхищения подлинной природой того, что подвергается обличению в изуродованном виде. В этом глубокая человечность и художественная высота репинского «Протодиакона». В этом внутренняя основа того эстетического восхищения, которое вызывает в нас это мастерское изображение самого по себе совсем неприглядного явления. Недаром Репин отметил в «Протодиаконе» «артистизм своего дела». Это черта, которая не могла не увлечь, особенно такого художника, как Репин.

Глядя на «Протодиакона», невольно вспоминаются карлики и шуты Веласкеса. Репин на материале своего времени и своей страны, на языке реализма XIX века создал новый общечеловеческий образ, подобно тому как это совершил в XVII веке Веласкес. Это и есть выражение репинского демократизма.

«Протодиакон» очень характерен для творческого метода демократического реализма второй половины XIX века вообще и для творческого метода Репина в частности. Типический образ здесь либо отыскивается художником непосредственно в натуре, либо мыслится как реальная натура. Процесс типизации есть таким образом прежде всего процесс изучения, наблюдения жизни, чтобы суметь увидеть и раскрыть в ней самое нужное. Это не следует, однако, понимать узко, буквально, как пассивное созерцание или копирование натуры. Это результат множественности наблюдений, но результат, наконец, понятый на натуре и затем в той или иной мере доработанный или переработанный художником. Поэтому сам образ и «выносит приговор о явлениях жизни». Взятый живым из жизни, он вместе с тем богаче и многограннее, чем первичная идея, замысел художника, как мы это видели уже в «Бурлаках». И это его богатство тем более раскрывается, развертывается, чем более художник увлекается своей натурой, вдохновляется ею.

Восхищение Репина характерностью и выразительной силой натуры сказалось в том темпераменте, с которым написан «Протодиакон». Репин до того еще не писал так широко и сочно. Здесь его мазок приобретает небывалую силу и пластичность. С каким разнообразием написано в широком обобщении одеяние протодиакона и более детализированно трактовано его мясистое лицо! В изображении лица и рук Репин великолепно передает натуру: опухлость щек большого красного носа, струящуюся массу седых волос бороды, узловатость рук. Это та сочная широкая и цветная живописная манера, в которой Репин будет затем долго работать. В этой манере пишутся такие картины, как «Царевна Софья» и «Иван Грозный», такие портреты, как «Забелин», «Пирогов», «Стрепетова». Эта сочная живописная манера с любовью как к звучности цвета, так и к материальной телесности, характеризуется большой экспрессивностью выражения эмоций, передачи действия, тяготением к преимущественно чувственному выявлению духовной жизни изображаемых персонажей.

«Протодиакон» — первый из репинских портретов, в котором так использованы руки для характеристики изображаемого. По силе выразительности они не уступают лицу и играют существенную роль в общем композиционном построении изображения. Правая рука, лежащая на животе, смотрится так же фронтально, как и лицо, а вместе с тем своим положением как бы продолжает трехчетвертной поворот туловища, в то время как левая рука снова выводит взгляд в сторону лица. Эта рука с большим посохом не только подчеркивает вертикализм общего построения портрета и его формат, но и способствует его «картинности». Дав фигуру протодиакона обобщенной массой с очень простым контуром, поместив лицо и одну руку «внутри» этой темной массы, Репин для оживления и разнообразия другую руку отставляет в сторону. Тем самым в общей композиции появляется дополнительное, большее, чем это нужно для самой массы фигуры, пространство, то есть пространство картины, а не портретного фона. В этом легко убедиться, попробовав закрыть правую руку. Мастером в изображении рук проявляет себя Репин и в других портретах.


Федоров-Давыдов А.А. И.Е. Репин. М.: Искусство, 1989. С. 30—31.

изображения:

статьи:

биография художника: